FOLK.PERM.RU
Меню сайта
Статистика

Главная » 2009 » Декабрь » 11 » Сенсационное интервью портала .prm с продюсером фестиваля "Племена", лидером группы "ЯроС" ВЛАДИМИРОМ ВАХРАМЕЕВЫМ
Сенсационное интервью портала .prm с продюсером фестиваля "Племена", лидером группы "ЯроС" ВЛАДИМИРОМ ВАХРАМЕЕВЫМ
19:54
"Дальше будет много разных проектов, в том числе много творческих задач в коллективе и мне просто времени уже не хватает, чтобы заниматься чем-то еще. Поэтому фестиваль "Племена" в этом году последний. Я надеюсь, что его будут вспоминать."

Фолк-фестиваль «Племена» пройдет в этом году уже в третий раз. О том, что это событие ждут и любят поклонники фолк-музыки можно не говорить — каждый фестиваль обретает все большее количество зрителей и слушателей. У его истоков стоял лидер группы «ЯроС» Владимир Вахрамеев. Корреспондент Пермской Афиши встретился с ним, чтобы поговорить не только о фестивале, но и самой группе «ЯроС».

С чего началось твое увлечение фолк-музыкой? Как родился фестиваль?

— Закончил музыкальную школу по классу домры, создал свой первый музыкальный коллектив. Меня всегда «цепляла» традиционная народная культура, мне это очень близко. Потом стал играть рок, металл, и постепенно понял, что металл меня ограничивает, сдерживает, что фантазий намного больше... Сначала в руки попал варган, блок-флейта, затем больше — и появилась группа «ЯроС». Немного позже я обратил внимание, что очень мало фолк-фестивалей — «KAMWA» только начиналась, в первый раз прошло «Сердце Пармы». Мне показалось, что неплохо было бы сделать в Перми еще ряд мероприятий для развития фолка. На сегодняшний день наша команда достигла статуса одних из лучших организаторов России и многие коллективы к нам обращаются, предлагают различные идеи.

Как в твоей жизни происходил выбор инструментов? Кто решил, что ты будешь играть на домре?

— Вообще, я хотел играть на балалайке, но как-то не получилось. Сестра играла на домре и меня отправили учится играть на ней же. Гитару я взял в руки в подростковом возрасте, когда возникла потребность попеть песни о насущном — «Кино», «ДДТ», «Алиса» и т. д. Потом мне стало интересно экспериментировать, начал развивать свою манеру игры. На сегодняшний день, можно сказать, что в группе «ЯроС» уже выражен этот стиль. На мой взгляд, когда музыкант развивается внутри себя, он открывает много нового и интересного. Выбирал инструменты интуитивно, сначала был попсовый путь — гитара, когда увлекся фолком — блок-флейта, тут же варган, потому что модно. Уже потом появилось то, к чему душа лежит — недавно купил себе слайдовый диджериду.

На сегодняшний день к каким инструментам лежит душа у Владимира Вахрамеева?

— По-прежнему, я очень люблю гитару, не проходит и дня, чтобы я не играл — это мне позволяет углубится в себя. Конечно же, диджериду, для меня это не только музыкальный инструмент, но и определенная духовная практика, работа над самим собой. Пожалуй, эти два инструменты самые основные. Иногда играю на этнических флейтах.

Используете ли вы с своем творчестве аутентичные тексты?

— Мы делаем обработки некоторых русских народных песен, сейчас их стало больше. В начале весны у нас будет большой сольный двухчасовой концерт, и есть идея (мы уже начинаем над этим работать), сделать совместно с фольклорным ансамблем и с ансамблем народных инструментов несколько композиций, как раз обработку старинных народных вещей народов Пермского края.

Творчество, если говорить о лирике, складывается из трех частей. Первое — мои авторские стихи, причем, сейчас я достаточно активно пишу лирику на темы, связанные с социальной проблематикой. Второе направление — Ян Кунтур, пермский поэт, наш очень хороший друг, у нас несколько песен на его тексты, для меня это важное сотрудничество. Третье — народное направление, нам очень интересно экспериментировать в этой области.

Недавно в «ЯроСе» произошли замены состава, с чем это было связано? Насколько «ЯроС» выиграл от этого?

— Если честно, в «ЯроСе» замены состава происходили часто. Состав всегда менялся и всегда к лучшему. Единственное, что не к лучшему, но неизбежно — нашего кларнетиста забрали в армию, и мы взяли сессионную кларнетистку пока Серега в армии. Кстати, в Москве был отличный концерт, когда его отпустили на несколько дней, чтобы он мог с нами отыграть, и в выступлении на сцене были два кларнета. Серега не был на репетициях почти год и все вспомнил, он все сыграл идеально. Мы, конечно, по нему очень скучаем.

Сейчас вакантно место директора коллектива. В апреле у нас очередной гастрольный тур, возможно, мы поедем в Европу, соответственно нам нужен директор, который бы серьезно занялся нашими гастролями. Вообще, все смены состава связаны с поиском специалистов, с которыми было бы комфортнее работать, а работы очень много. Самое главное, за счет чего коллектив может двигаться — это работа, труд, репетиции.

Каков сейчас состав «ЯроСа»?

— Сейчас нас шесть человек. Виолончель — Дмитрий Злобин, он же играет на электрогитаре. Артем Подосенов — бас-гитарист. Илья Иванов — этнические барабаны и установка. Любовь Зорина — флейта, бэк-вокал и клавиши. Катерина Пищальникова — сессионный музыкант, кларнет. И я на разных дуделках (смеется).

Как пришло решение, возник формат, как происходил отбор для первых «Племен»?

— Сначала был фестиваль «Песни четырех стихий», когда «Дорога Водана» впервые выступила в Перми, тогда практически не было рекламы, и собрался полный зал отеля «Урал». Тогда я понял, что эту тему нужно развивать, и возник фестиваль «Племена». Это же не коммерческий проект, он творческий на 100% — идет живое общение с публикой. Из некоего сообщества людей, которым хотелось что-то сказать, сделать, родился фестиваль.

На первый фестиваль мы пригласили определенных людей, они выступили, запомнились. Прошел второй фестиваль, он был двухдневный, и несмотря на самое начало кризиса собрался полный зал. Вот сейчас третий фестиваль. Эксклюзивно для PRM.RU я могу сказать, что это фестиваль «Племена» третий и он же последний.

Мне было интересно, я достаточно много сделал в этой сфере в плане организации фестивалей, концертов, но теперь ощущаю, что все, что хотел в сфере организации сделал. Дальше будет много разных проектов, в том числе много творческих задач в коллективе и мне просто времени уже не хватает, чтобы заниматься чем-то еще. Поэтому фестиваль последний. Я надеюсь, что его будут вспоминать.

В этом году фестиваль стал еще объемнее, добавлены интересные мастер-классы, аудитория фестиваля растет, может передать кому-то полномочия его проведения?

— Мне бы хотелось, чтобы за этим брендом сохранилась хорошая память, — целых три года моей жизни были посвящены ему от и до. Не проходило ни дня, чтобы я не вспоминал каким-то образом о проекте «Племена» и, если найдется адекватный человек, которому я смогу доверить этот бренд — ради Бога. Все направления, в которых я действую — культурная деятельность и я считаю, что фестивальная культура в Перми сейчас развита на достаточном уровне. Это развито, но если говорить о Перми, как культурной столице, то могу сказать, что никогда не будет никакой культурной столицы, если сама культура внутри этой столицы не развита, если на территории города нет музыкальных коллективов, которые могут достойно представить город на пространстве России, СНГ, мира. Сейчас это огромная проблема и для меня актуальнее сейчас развиваться сфере работы со своим музыкальным коллективом.

Но с закрытием фестиваля «Племена» у пермского слушателя не исчезнет потребность слушать тех же «HVARNA», «Дорогу Водана», «Наследие Вагантов»...

— На этот вопрос существует два ответа. Первый: я бы не хотел, чтобы между мной, как деятелем культуры и пространством фолк-музыки Перми возникала взаимная зависимость. Что это значит? Я уже стал ощущать, что зависим, что не могу уйти из этой сферы, меня как будто держат, а с другой стороны, я еще пару лет поработаю и вдруг меня не станет, все бывает, и что все рухнет!? Я не хочу, чтобы на одном человеке все держалось, пусть люди появляются, пусть они организуют фестивали, концерты, я с удовольствием, чем смогу им помогу, объясню, расскажу как это делается.

Второй ответ: такой проект как «Сердце Пармы» никто не отменял, если меня пригласят, с удовольствием снова поработаю в качестве специалиста. Я готов работать в некоторых проектах приглашенным специалистом. Просто быть главным организатором — колоссальная ответственность, и на сегодняшний день у меня не хватает времени и ресурсов, чтобы ее нести, а делать проект безответственно для меня просто не приемлемо.

Почему в этом году музыкальная программа занимает только один день? Чем был обусловлен выбор коллективов участников гала-концерта?

— Я не очень люблю размазанную форму, мне хотелось наконец-то сделать фестиваль компактным. Пять коллективов, пять полноформатных концертов, семь часов — на мой взгляд этого хватит за глаза. Представлены очень разные направления, для адекватного слушателя этого достаточно. Два дня слишком много, не только для меня, как организатора, но и для зрителя.

Здесь же будет два отделения, все начнется с этнической музыки «Воронова крыла» — они традиционно открывают фестиваль. Вторыми будет проект «HVARNA» с большим полноформатным концертом, потому что далеко не все люди смогли увидеть и насладится выступлением коллектива на «Сердце Пармы». Третьими станут «Дорога Водана» — мы их давно ждали, у них вышел новый альбом, на фестивале «Племена» ни разу не были, и пермякам они очень близки. «Дом ветров» — профессиональный коллектив, в этом коллективе, кстати, играет басист из группы «Крематорий». Последними выйдут на сцену «Наследие вагантов» — их в Перми любят, к тому же у них гастрольный тур.

Я слышала, что в этом году на фестивале не будет исторического фехтования...

— Для исторического фехтования нужна специальная площадка, а я сейчас сторонник того, чтобы все было лаконично, логично и в тему. У нас нет специальной площадки, а на улице в парке это не смотрится, на сцене мешает аппаратура. Вот на «Сердце Пармы» это очень в тему и люди наслаждаются этим. К тому же в марте будет большое событие — турнир по историческому фехтованию.

Насколько пермскую публику заинтересовали мастер-классы?

— Я не думаю, что мастер-классы будут массовыми, люди пойдут на мастер-классы просто по билетам на фестиваль, дополнительно никто ничего не платит. Кто заинтересован, тот придет, поучится, посмотрит. Это действительно интересно, но не для каждого. Могу сказать, что даже если человек не играет на каком-то этническом инструменте, он может просто прийти, потому что там будут рассказывать об истории инструмента, о красоте его звучания и буквально несколько основных технических приемов.

На твой взгляд, насколько востребована сегодня фолк-музыка?

— Ситуация не простая: с одной стороны уже есть какие-то звезды — «Мельница», «Калинов мост»; есть коллективы, которые подают надежды — «Наследие вагантов», «Дорога Водана»; есть группы которые достигли хорошего профессионального уровня, но известны не настолько, насколько качественно играют — Инна Желанная, «Ва Та Га». Я думаю, что направление еще только развивается. Может быть, те кто сейчас играют в будущем станут классикой фолк-рока.

Дело не так просто еще потому, что фолк развит не так как рок-сцена, но это интересно и есть энтузиасты. При этом, существует огромная опасность в фолк-роке уйти в штамповую тематику, условно говоря, — леса, сосны, обереги, славяне, и остаться в пределах этих штампов. Есть опасность упустить проблематику сегодняшнего дня, а сегодня есть о чем сказать, зачем бесконечно оставаться в пространстве мифов и легенд? А с другой стороны, мне интересно за этим наблюдать изнутри, я тоже какую-то лепту к развитию этого приложил.

Где фолк востребован больше — в России или в Европе?

— Сама по себе музыкальная сцена в Европе намного более развита, чем в России, в любом направлении. В Европе коллективы могут зарабатывать деньги, успешно гастролировать, потому что там уже все поставлено на грамотные менеджерские рельсы, к тому же от страны до страны, от города к городу небольшие расстояния и можно огромные гастрольные туры делать при минимальных затратах. В то же время, чтобы заявляться на российскую сцену нужно иметь достаточно смелости, потому что по большому счету это в первую очередь меценатство. Та же «HVARNA» приезжает в Пермь совсем не за такие деньги, какие им платят в Европе.

В Европе есть большие фестивали и коллективы выступают на этих фестивалях, но если они едут в гастрольный тур, то концерты проходят в маленьких клубах. Маленькие клубы у которых есть деньги оплатить коллективу дорогу и гонорар — это не большие площадки. Как кажется и есть на самом деле — очень разные вещи.

Получается, что гастроли по России своего рода благотворительная деятельность?

— Гастроли в России очень опасное дело (смеется), мы съездили и теперь знаем, что это опасно для здоровья (смеется). Я восхищаюсь группами, которые идут на встречу, дают благотворительные концерты, понимают, что это нужно делать, чтобы их знали. В этой сфере лицемеров очень мало, хотя конечно есть и они, и нарциссы. Вообще, наши современники нарциссичны сами по себе, что тоже губительно для культуры. Нарцисс в первую очередь не видит своих минусов и перспектив развития, если это победить, то можно двигаться дальше.

Чего ты лично, как организатор, ждешь от этого фестиваля?

— Это должна быть красивая точка в долгом пути, что будет дальше неизвестно. А на фестиваль приедут хорошие люди, будет общение, будет много встреч. Атмосфера самого фестиваля уникальна, мне сложно рассказать какова она, но кто бывал там, они понимают, что это такое. Наверное, этого я и жду. К тому же это возможность средствами культуры еще раз сказать что-то важное нашему городу.

Беседовала Ольга Седова

Первоисточник: http://www.afisha.prm.ru/persons/vahrameev

Категория: Афиша | Просмотров: 853 | Добавил: Шаман | Рейтинг: 5.0/1 |
Форма входа
Друзья сайта

ПараНормальное явление - передовой музыкальный проект!

Copyright FOLK.PERM.RU © 2007
Сайт управляется системой uCoz